Свежие комментарии

Нам нужна Победа! Одна на всех!

Придут ли наши?

После 4-го апреля 2022 года, когда в РНЛ была опубликована моя «фронтовая» статья «Третий Рим или “отдел” Всемирного Карфагена?», о спецоперации по освобождению исконно русских земель от нацистско-бандеровского режима, я до сего дня не писал, поскольку ограниченность моего военного образования не позволяет мне должным образом оценить внутреннюю логику ее развития. И в настоящей заметке хочу высказать лишь несколько соображений по «информационному обезпечению» этой операции, которую наше общественное сознание давно интерпретирует как войну России с коллективным Западом. Проигрыш ее, повторим, будет равносилен ликвидации России, как субъекта мировой политики.

Поводом к ее написанию послужило следующее обстоятельство. Вечером Дня Победы, 9 мая после традиционного лицезрения праздничного салюта и ознакомления с последними доступными сообщениями с «линии фронта», я заинтересовался вышедшим в канун Праздника «Вечером с Владимиром Соловьевым», увидев среди гостей вечера известного всем Якова Кедми, человека не склонного к переливанию из пустого в порожнее. Поэтому интересно было, что же скажет он в преддверии Дня Победы.

Основным «трендом» предпраздничного «Вечера», как можно было судить по дискретным включениям выступлений остальных гостей, было обличение присутствующими коллективного Запада за его вопиющие искажения, перерастающими в полное извращение, истории Второй мировой, а для нас Великой Отечественной войны.

С каковым обличением, скажу сразу, полностью солидарен. Приводимые участниками аргументы сейчас у всех на слуху и могут быть воспроизведены практически любым из нас.

Однако высказанное на этом ток-шоу Яковом Кедми, и, главное, реакция на высказанное остальных участников, представляет, на мой взгляд, непосредственный интерес для всех неравнодушных к достижению нашей будущей победы. Постараюсь воспроизвести наиболее значимое из сказанного им, равно как и реакцию ведущего и некоторых гостей, по возможности дословно, а любознательные могут уточнить по записи «Вечера» от 08.05.2022 непосредственно.

Для облегчения восприятия прямых цитат, сразу подчеркну, что суть высказанного Яковом Кедми сводится к следующему. Он отметил, что, справедливо выступая против «западного» извращения нашей истории, мы оставляем без внимания, что и сами искажаем и извращаем ее, прежде всего в том, что касается роли в победе в Великой Отечественной войне нашего Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина. Мысль, на мой простой взгляд, совершенно очевидная, но почему-то вызвавшая активная неприятие у иных, наиболее активных участников ток-шоу. Представляет интерес проследить за их непосредственной аргументацией. Для удобства восприятия текст, как всегда, разбит на тематические подглавки.

 

Кедми: Вы сами извращаете вашу историю

 

«…‒ Кедми. Совершенно справедливо обвинение Запада в фальсификации истории. Фальсификации и Второй мировой войны и [важнейшей для вас ее части – Великой Отечественной]. Ведь здесь отмечают День Победы в Великой Отечественной войне. И разница огромная.

В этой войне Советский Союз отстоял свою свободу и независимость, и жизнь всех своих народов. Это основная война была. Только закончив это, тогда решили покончить с нацизмом навсегда и освободить другие народы. Но все больше и больше говорят – это война с нацизмом. Прежде всего, эта война была для вас, также как и для моих предков, войной за Родину, за эту страну воевали, а не за какие-то общие понятия.

И вот тут говорят – «фальсифицируют историю, подгоняют факты, пользуясь современной политической конъюнктурой, извращают то, что было». Володя, ты часто упоминаешь одно определение в своих выступлениях и не только ты: “Верховный Главнокомандующий решил. Как он сказал – так и будет”. Словом: “слушайте Верховного Главнокомандующего”. Правильно? (Соловьев согласно кивает головой).

В той войне роль Верховного Главнокомандующего была намного более важна, более тяжелая, более решающая. И где он? Кто его вымарал из истории?!

Вы сами! Вы сами извращаете вашу историю. Его нет и имени его нет!

Это не извращение истории? Это не подгонка истории под сегодняшнюю политическую конъюнктуру тех или иных интересантов?

И завтра его имя тоже не будут упоминать.

Так чего же вы имеете претензии к ним за то, что они извращают историю.

Вы делаете то же самое. По мелочи, для более мелких целей, ‒ не для грандиозных.

Так это та же самая подлость, та же самая мерзость, то же самое неуважение к памяти людей, которые воевали и погибали.

Нельзя извращать свою историю.

А если вы это делаете, то чего вы киваете головой на других. Только потому, что она [история в ее западной интерпретации] вам сегодня неудобна?

А вам извращать свою историю удобно?

Хорошо, нашлась бабушка, как Карен [Шахназаров] сказал, которая вдруг, ни в каких политических дрязгах не участвуя, вытащила красное знамя. И вот сейчас, именно из-за нее, из-за этой бабушки, столько красных знамен в праздновании 9-го мая. Никогда столько не было. А, как сказал Карен, – мавзолей вы замордовали, и завтра будет этот позор – драпировка на мавзолее. Потому что уважающий себя и свою страну народ так не делает. Тряпками свою историю не закрывают.

Не стойте на мавзолее, стойте рядом, но тряпку-то зачем вы повесили? Вам не стыдно?!»

 

Мне стыдно – и за Сталинград, и за вас!

 

«Соловьев. – Я только два уточнения, – не обижайся. А мавзолей не Сталина-Ленина?

Я.К. – Я не говорю, что он Сталина.

Вл. С. – Чтобы у людей не возникло ощущения, что там до сих пор Сталин лежит.

Я.К. – Нет, нет, нет. Мавзолей Ленина.

Вл. С. – Последние двадцать лет история скорее возвращается к своему первоначальному, в том числе [в оценке роли] Верховного Главнокомандующего. Не происходит обожествления, но и замалчивания тоже никакого нет. Но ведь главный удар по образу Сталина был нанесен от Хрущева, и заслуженно по ряду вопросов, когда мы говорим о массовых репрессиях. Но очернения последние двадцать лет Сталина нет.

Я.К. – Во всех речах ваших государственных деятелей по Великой Отечественной войне, по Победе, и в армии его имени не упоминается. То, что где-то, кто-то вспоминает – это не то. Армия его не упоминает! На своих собраниях…

Вл. С. – А как она должна его упоминать?

Александр Хинштейн. – Речевкой заученной?

Я.К. – Когда говорят о войне нельзя упоминать имя Верховного Главнокомандующего.

Вл. С. – Почему?

Я.К. – Ты сегодня его упоминаешь нынешнего Верховного Главнокомандующего каждые пять минут…

Вл. С. – Я и Сталина упоминаю каждые пять минут.

Я.К. – Володя, не к тебе претензии…

Вл. С. – Нет, нет, но и в армии у нас тоже о Сталине говорят, у нас ничего о Сталине не замалчивают.

Я.К. – Есть разница между замалчиванием, как это было раньше, и упоминанием. Русский язык богат.

Вл. С. – Да любой вариант. Но в армии никто не говорит, что Верховного Главнокомандующего в Отечественной войне не было.

Я.К. – Этого еще не хватало, чтобы говорили, что его не было. Просто не упоминают.

Вл. С. – Где его должны упоминать? Я просто формат не могу понять.

[Камера показывает как бы общее отмахивание руками от слов Кедми].

Я.К. – Когда меня попросят написать приветственную речь, тогда я напишу. Пока я только констатирую факт – не упоминают…

Вл. С. – В армии? Вспоминают вовсю.

Я.К. – На торжественных собраниях в честь войны и Победы – не упоминают!

[Далее Вл. С. говорит почти одновременно с Я.К., почти перебивая].

Вл. С. – У нас даже Волгоград переименовывают на один день в Сталинград.

Я.К. – Если и упоминают, ‒ найди мне, и я извинюсь.

Вл. С. – Я тебе больше скажу, у нас даже Волгограду на День Победы возвращают имя Сталинград.

Дмитрий Куликов – Кстати, Донецку – Сталино, а Луганску – Ворошиловград.

[Говорят одновременно и неразборчиво, не давая К. продолжить].

Вл. С. – Я не говорю – это правильно или неправильно, просто…

Дм. К. – Я бы добавил один момент здесь. Мы помним, что из военной истории Сталина вычеркивала в первую очередь Коммунистическая партия Советского Союза. Начиная от Хрущева и в годы Леонида Ильича Брежнева все это было вычеркнуто, и, кстати, во многом потом он вернулся. По сравнению с двадцатью годами семидесятых-восьмидесятых. Вот если с этим временем сравнивать. Но это ремарка на полях.

Я.К. – Я не делаю экскурс в историю, я говорю о сегодняшнем дне. И сегодня…

[Вмешивается и перебивает Кедми Хинштейн].

А.Х. – Яков Иосифович, извините, ради Бога, я просто приехал на запись из Музея Победы на Поклонной горе. Замечательная там, кстати, экспозиция, ‒ кто в Москве будет, рекомендую сходить, потому что я такого вообще не видел.

1941 год, Москва. Экскурсовод 4 раза в ходе экскурсии сегодня упомянул имя Верховного Главнокомандующего товарища Сталина, что у меня, кстати (прикладывает руку к сердцу), не вызвало большого восторга. Это просто для чистоты отношений.

Я.К. (устало) – Я говорю не об экскурсоводах и не о преподавателях…

А.Х. – Кстати, там у входа в музей стоит гипсовый …

Я.К. – Ну, если вас удовлетворяет, что город Сталинград существует только на парижских улицах ‒ в названиях улицы, [равно как] и в других городах, а у вас в стране появляется на 48 часов… Ну, если вам от этого не стыдно, не знаю.

Мне бы было стыдно. И мне стыдно – и за Сталинград, и за вас!»

 

За нас точно не надо стыдиться…

 

«Вл. С. – Ну за нас точно не надо стыдиться, каждый пусть отвечает за себя. Я например, точно ничего не делал для того, чтобы Сталинград стал Волгоградом, и у меня нет простого ответа. Может, тогда вообще нужно вернуть название Царицын?

[Присутствующие согласно кивают. Реплики типа: «Это было бы логично, но при советской власти это было невозможно». «Конечно, да».

Кедми пытается продолжить].

Я.К. – Почему-то у муниципалитета Парижа нет такого вопроса…

Вл. С. – У муниципалитета Парижа может быть все, что угодно, потому что они в честь Сталинградской битвы

Я.К. – Володя…

Вл. С. –Сталинградской битва и у нас называется.

Я.К. – Володя, можно уводить тему в сторону, мы говорим…

Вл. С. – Мы не уводим ее в сторону…

Я.К. – Да, но мы говорим о Дне Победы, и я говорю по отношению ко Дню Победы.

Вл. С. – Но Сталин при этом не становится святым!

Я.К. – А кто сказал, что он святой?

Вл. С. – Ну, а как? Если мы сейчас попытаемся взять и вернем все, что тогда было связано со Сталиным и поднимем его роль, тогда скажите правду и о массовых репрессиях, и о колоссальных ошибках. То есть надо выделять и плюсы и минусы. Давайте тогда смотреть, а как нам Ленинград называть? Санкт-Петербургом, Петроградом? Тоже у нас изменение названий. Да у нас в истории очень часто менялись названия. У нас есть город Екатеринбург, а область – Свердловская. У нас есть город Санкт-Петербург, а область – Ленинградская. Но это наша история во всем ее многообразии. Нам до какого момента ее расчистить? До 1945 года? До 1917? Или до 1612, то есть… Где нам остановиться?

Я.К. – Володя, я сказал то, что я хотел сказать по этому поводу, а дальше пусть зрители сами решают.

Вл. С. ‒ Зрители никогда сами не решают…»

 

Наши внутренние дела – это наши внутренние дела

 

«Я.К. – Я не собираюсь больше это обсуждать. Я сказал все ясно. А вести дискуссию и уходить в историю, не имеет никакого значения…

Вл. С. – Не, ну хорошо…

Я.К. – Факт остается фактом: 9 мая – его имени нет!

Вл. С. – 9 мая – его имени нет? Да его имя в нашей истории навсегда. Нравится это, не нравится, хорошо это или плохо это, нет ни одного человека в нашей стране, который не знает.

Я.К. – Я еще раз говорю…

(Хинштейн перебивает):

А.Х. – Таких людей много…

Вл. С. – Ну, что – таких, кто не знает, что Сталин возглавлял Советский Союз?

А.Х. – Боюсь, что да.

Я.К. – В моих глазах, … ‒ ты спросил меня ‒ так вот, в моих глазах, это такое же извращение истории, которое делает Запад в отношении Второй мировой войны

(Вл. С. перебивает почти с криком):

Вл. С. – Да даже не близко!…

(Кедми пытается продолжить):

Я.К. – … и победы… 

(Вл. С. опять перебивает):

Вл. С. – Да даже не близко!

Во-первых, потому, что это мы, это наша история, и у нас свои счеты и со Сталиным и с коммунистической партией,  у кого-то плюс, у кого-то – минус

Карен Шахназаров. ‒ Сделать бы, как китайцы сделали. Мао Цзэдун: 70% ‒ хорошо, 30% ‒ плохо (смеется).

Вл. С. – Можно сделать и так, но речь идет о другом…

Но когда кто-то со стороны начинает нам объяснять, что если вы внутри себя что-то сделали, то мы можем пересказать, что вы убийцы и преступники. Здрасьте, приехали…

Наши внутренние дела – это наши внутренние дела. Но когда [другие] переписывают историю кардинально, говорят: вы вообще никто…

Ну, уж извините, так не будет».

 

Механизм ‒ тот же. Размеры другие

 

«Я.К. – Я еще раз говорю, механизм  тот же. Размеры другие. История Отечественной войны – это моя история, моей семьи. Поэтому я имею право об это сказать то, что я думаю.

Вл. С. – Конечно, 100%.

Я.К. – Как сегодня.

Вл. С. – Как и каждого из здесь стоящих – это история их семей. Конечно…

Я.К. – А в отношении того, той чуши, что говорил президент Германской республики, или Блинкен, [скажу следующее]: не было войны и победы демократического мира над диктатурой. Потому, что демократического мира не было».

 

Дальше можете не продолжать…

 

[Далее Кедми в своих словах разоблачает уже ложь Запада о своей свободе и демократии, но его постоянно перебивают Соловьев и Хинштейн]:

«Вл. С. – Яков Иосифович, я, конечно, понимаю, просто понимаешь, если нас вот слушают сейчас зрители и говорят: вот Кедми молодец! Защищает Сталина. ОК! А другие слушают и говорят: Ну, вообще клево! То есть Кедми оправдывает ложь Запада, потому что у нас со времен Хрущева не так, как нравится Якову Иосифовичу, не так показывается роль Сталина. Это что: оправдание их? Нет?

Я.К. – Володя, я тему закрыл.

Вл. С. – Хм, извини, но это не значит, что ее закрыли люди.

Я.К. – Но я ее закрыл.

Вл. С. – Но в жизни та не работают, Яков Иосифович. Это так не работает, и поэтому надо четко разъяснять. И поэтому надо говорить, что все не так просто…

[Говорят в унисон с Хинштейном].

А.Х.  Путин, кстати, неоднократно отвечал на эти вопросы о Сталине, о роли его и мы можем, - далее будут выступать наши уважаемые гости, - пока сказать, что он [Путин] говорил то, что большинство разумных людей поддержит. Да, что Сталин – тиран. Что с именем Сталина связаны огромное количество кровавых и трагических страниц. Но Сталин был Верховным Главнокомандующим, был Председателем Госкомитета Обороны, и вымарать его имя из истории невозможно.

Вл. С. – Невозможно…

А.Х. – И профиль Сталина выбит на медали за Победу над Германией, которую носят фронтовики. Но при этом обожествлять Сталина тоже не следует. Вспоминать про десять Сталинских ударов и смотреть фильм «Падение Берлина» режиссера Чиаурели, воспринимая за абсолютную историческую правду, это еще больше недопустимо. Это абсолютно недопустимая крайность. Нам не нужно создавать себе кумира, мы должны отвечать честно. И история этому учит – честно отвечать, что было, что есть и что будет.

Я.К. – Я говорил об этом!

[Хинштейн перебивая]:

А.Х. – Вы говорили, что нигде никто не упоминает Сталина.

[Кедми пытается продолжить, но Хинштейн не дает ему вставить слова]:

Я.К. – Я говорю о Дне Победы…

А.Х. – А вы что, контролируете все торжественные мероприятия, вы знаете все собрания, все выступления, которые по нашей стране проводятся 9 мая?

Я.К. – Я говорю, что в День Победы имя Верховного Главнокомандующего не упоминается.

А.Х. – Где не упоминается? Где конкретно не упоминается? Во всех 85 регионах?

Я.К. – Вы можете опять-таки уводить тему

[Хинштейн опять перебивая]:

А.Х. – Я спрашиваю: где не упоминается?

Я.К. – Дальше можете не продолжать».

[Кедми доводит все же до конца свою мысль о лжи и лицемерии Запада, заканчивая следующими словами]:

«И после этого у них есть наглость говорить, что «свободный мир» победил в той войне. Не было такого понятия ‒ «свободный мир». Это ложь, как и все на чем они основаны.

А твоя (обращается к Соловьеву) фраза пророческая. Ты спросил: А что, Бандера победил? Да, на Украине – да, в Европе – да! В Канаде – да, в Германии – да! Он-таки победил. Не добили его.

Вл. С. – Это – к Хрущеву».

 

[Для любознательных: минуты выступления Кедми и «дискуссии» с ним: 1.01.00-1.19.40 из 2.28.49 общего времени Вечера с Соловьевым от 08.05.2022.

Аргументацию оппонентов Якова Кедми оставляю читателям без комментариев. Для опровержения оной в качестве самостоятельного упражнения].

 

Полуправда – не путь к победе

 

Должен сказать, что воспроизведенный сейчас для читателя эпизод произвел на меня неожиданно тяжелое впечатление. Если уж на одном из признанных патриотических видео-форумов из транслируемых по центральным каналам ТВ активная часть присутствующих просто затыкает рот выступающему гостю, которого в иных известных мне случаях слушала с большим вниманием и уважением, то, что уж говорить о наших откровенных и прикровенных информационных врагах.

Особенно умилительна, конечно, высказанная «надежда», что наши собственные извращения родной истории, именуемые «нашими внутренними делами», не помешают нам бороться с аналогичными искажениями и извращениями со стороны Запада. Вновь та же песня о больших бесах и маленьких бесенятах, о которых шла речь в статье «Третий Рим или “отдел” Всемирного Карфагена?»: «Где же нам, маленьким бесенятам, победить больших бесов…».

Вообще просмотренное и услышанное вызвало у меня воспоминание, на уровне ощущения, об одном стихотворении ко Дню Победы, кажется, 2018 года, авторства Андрея Шигина, и под названием «Наши не придут». Позволю себе воспроизвести его:

 

Наши не придут

 

А наши не придут... Такое время ныне –

Не тот сегодня год, война совсем не та.

Никто не слышит глас, взывающий в пустыне.

Да и пустыни нет – сплошная пустота.

 

И в этой пустоте дорога будет долгой –

Закончились давно короткие пути.

Не вспыхнет Сталинград, и есть земля за Волгой...

Но наши не придут. Откуда им прийти?

 

Не выведет никто "За Родину!" на бомбах,

Никто не прохрипит: "Даёшь стране угля!"

Гуляют сквозняки в одесских катакомбах,

Зашторен мавзолей под стенами Кремля.

 

Не встанет политрук, не ткнёт наганом в небо,

Труба не позовёт на подвиг и на труд.

Коль отдали себя комфорту на потребу,

Пора уже понять, что наши ‒ не придут!

 

Так выпьем за дедов по чарке русской водки

И снова в интернет – оттачивать умы,

Развешивать флажки, терзать друг другу глотки.

А наши не придут… Все наши – это мы.

 

Скажу, опять же, очевидное. С 24 февраля сего 2022 года у нас впервые за многие десятилетия появился шанс на то, что «наши» все же придут и займут подобающее им место на просторах «всей Руси великой», а также Руси «белой» и «малой». Но надо твердо понимать, помнить и знать, что на «полу-правде ‒ полу-лжи» ‒ «они» - «наши» - «мы» ‒ не придут, не придем, и не победим.

Фактически 65 лет из 77 со Дня Победы, вычеркивая из этой Победы ее Верховного Главнокомандующего, мы катастрофически уменьшаем свои шансы на грядущие победы.

Ведь последние годы издается много книг и материалов, где разоблачается хрущевско-горбачевско-яковлевско-солженицынская и прочая ложь о Сталине и его соратниках. Никто, кстати, эти книги и факты в открытой дискуссии не опровергает – да и невозможно это в честном интеллектуальном поединке.

Просто их как бы нет в «официальном информационном пространстве», которое по-прежнему заполняют «хрущево-партийно-либеральные» оценки Сталина и его эпохи, о чем собственно и пытался сказать Яков Кедми. И оценки эти, ‒ судя по почти истерической реакции на слова последнего вроде бы патриотических гостей и хозяина упомянутого Вечера, ‒ остаются «неприкасаемыми».

Словно заклятие какое-то над ними.

Уже сто, если не тысячу раз сказано и показано, что да, были неоправданные репрессии, прежде всего в «ленинско-троцкистский» период, который тянулся де факто практически до 1937 года. А в период собственно «сталинских» репрессий в большинстве своем зачищались палачи ленинской гвардии. В послевоенных же репрессиях, таких как «ленинградское дело», инициаторами были даже не столько «органы», сколько партийная верхушка с наиболее одиозными фигурами типа того же Хрущева и «примкнувших» вроде Маленкова (или наоборот, в обратном порядке).

Да, у Сталина не хватило после войны здоровья и сил ограничить всевластие ВКП (б) – КПСС, и, похоже, он сам поплатился жизнью в этой борьбе.

И конечно, были ошибки, были. В частности, одной из таковых стало не до конца зачищенное бандеровское подполье, которое не в лагеря надо было отправлять, а действительно ликвидировать, «как класс». Из лагерей же их тот же Хрущев выпустил в 1955 году – на год раньше остальных «политических».

И здесь, кстати, уместен вопрос к Министерству образования, включившего в обязательную программу «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, где идет прямая апология бандеровщины, а в одной из глав, где речь идет о сбежавшем зека, они просто называются «нашими». Цитаты можно уточнить по интернету.

Не потому ли у нас были ошибки в 2014 году и могут случиться сейчас в нашей политике и даже спецоперации, что у кого-то из «принимающих решения» мог засесть в подсознании штамп из почти принудительно навязываемой книги, что бандеровцы – это «наши»?

***

Возвращаясь же к оценке роли Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина в Великой Победе мая 1945 года, я не собираюсь «грузить» читателей своими собственными оценками, мнениями и эмоциями. Приведу лишь мнения людей значительно более компетентных и непосредственно знавших Вождя, людей, как военного, так и духовного звания. Этим мнениям посвящена следующая часть нашего «эссе» ко Дню Победы.

Нам нужна Победа! Одна на всех!

Борис Галенин 

Продолжение следует

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх