Свежие комментарии

  • Герман Арутюнов
    Давно уже наши вроде бы подбили все танки Украины. Понятно, что появляющиеся новые - это поставки США и Евросоюза. Но...Херсон — Кривой Р...
  • Дмитрий Марченко
    Роджеру  Уотерсу наплевать на хохложопый миротворец и на весь хохложопый банрстан... ему вообще пофиг что там тявкают...Американцы поддер...
  • Майер Арманов
    Вот тебе и музыкант, в политике гораздо лучше разбирается, чем иные политики в США и других  странах НАТО. Респект ем...Американцы поддер...

«Суверенитет может быть достигнут только путем национализации недр»

О механизме непрерывного ограбления России

«Суверенитет может быть достигнут только путем национализации недр»

Санкционная война коллективного Запада против нашего государства высветила то очевидное обстоятельство, что Россия очень богатая страна. В первую очередь богатая природными ресурсами. Попытки наказать Россию отказом от закупок у нее природного газа, нефти, угля и ряда других природных ресурсов довольно быстро нанесли серьезный удар по экономикам многих западных стран, инициировавших санкции. Продолжение санкций усилит этот негативный для Запада эффект. Всем стало наглядно видно, чем виртуальные экономики Запада, базирующиеся на печатных станках центробанков и игровых площадках, называемых фондовыми биржами, отличаются от экономики реальной, создающей жизненно важные продукты. Об этом пишет в своей статье «Недропользование России должно стать суверенным» на портале ФСК экономист Валентин Юрьевич Катасонов.  

«Российская Федерация, — рассказывает автор, — занимает ведущие позиции в мире по запасам многих полезных ископаемых. Её доля в мировых запасах по отдельным видам ресурсов оценивается следующим образом (%): нефть — 10-12; природный газ — 32; уголь — 11; железо — 25; никель — 33; свинец — 10; цинк — 15 %, калийные соли — 31. Россия входит в группу наиболее богатых стран по разведанным запасам никеля, золота, серебра, платиноидов, алмазов и некоторых других полезных ископаемых.

В 2001 году была сделана стоимостная оценка совокупных минеральных запасов РФ, она составила 28 трлн. долл. Из этой суммы на долю природного газа пришлось 32,2 %; угля и сланца — 23,3 %; нефти — 15,7 %; нерудных полезных ископаемых — 14,7 %. (Природные ресурсы и национальное богатство. Приложение журналу "Энергетическая политика". ИАЦ Энергия, 2010)».

Профессор отмечает, что такой природно-ресурсный потенциал, как магнит стал притягивать иностранный капитал к России: «Еще в 90-е годы, когда проходила массовая приватизация российской экономики, многие иностранные инвесторы получили значительную часть активов российской добывающей промышленности. Одно время Росстат давал достаточно полную и объективную картину того, кто владеет российской экономикой. Последние доступные данные по структуре собственности в ведущих отраслях российской экономики (государственная, частная российская, иностранная, смешанная) есть только на середину прошлого десятилетия. По состоянию на 2015 год в российской экономике самый высокий удельный вес иностранного капитала был зафиксирован в трех секторах – торговле, пищевой промышленности и добыче природных ископаемых. Доли компаний с участием иностранного капитала в общем объеме уставных капиталов всех форм собственности по этим трем секторам были равны соответственно 81%, 66% и 42%. Для сравнения средний показатель по всем секторам экономики был равен 26%. То есть уровень присутствия иностранного капитала в добывающей промышленности России на конец 2015 года был намного выше среднего показателя по всей экономике.

В абсолютном выражении иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий добывающей промышленности на конец 2015 года, по данным Росстата, составили 82,76 млрд руб. Если принять средний курс рубля в 2015 году, равный 60 рублям за 1 долл. США, то получается, что иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий сектора добычи природных ресурсов были эквивалентны 1,4 млрд долл. Получается, что ценой таких мизерных вложений в уставные капиталы иностранцы купили право контролировать более 2/5 всей добывающей промышленности России».

«Сразу хочу предупредить, — пишет Катасонов, — что все приведённые цифры сейчас на сайте Росстата недоступны (я использую информацию из моих архивов).

В свое время в Интернете выкладывались обзоры из серии "Кому принадлежит экономика России". Сейчас, к сожалению, доступа к этим материалам уже нет. Авторы обзоров давали картину по разным отраслям, в том числе по сектору добычи природных ресурсов. По сектору добычи природных ресурсов были использованы отчеты и другие данные по 106 организациям добывающей промышленности по добыче 24 видов полезных ископаемых (в среднем 94% добычи этих ископаемых в стране) по состоянию на 2014 год. Казалось бы, по некоторым видам природных ресурсов ключевые позиции принадлежат государству. Например, по добыче газа. Но вот что пишут авторы обзора: "Предприятиями с госучастием добыто около 3/4 российского газа. Опять же не забываем, что так же, как и в добыче нефти, среди газодобывающих компаний России нет ни одной, в которой не засветились бы офшоры или иностранцы". Вот резюмирующая цитата из отчета по сектору добычи природных ресурсов: "Предприятия в иностранной или офшорной юрисдикции добывают 55% российских полезных ископаемых". То есть цифра более значительная, чем та, которая вытекает из данных Росстата».

Профессор констатировал, что оценивать позиции иностранного капитала в добывающей промышленности России в последние годы крайне сложно «из-за того, что Росстат и другие ведомства РФ стали все более скупо освещать тему иностранного капитала – не только по добывающей промышленности, но и в целом по российской экономике. Есть лишь очень приблизительные экспертные оценки. Можно сослаться на академика С.Ю. Глазьева. По его расчётам, на сегодняшний день около 50% активов российской промышленности принадлежит нерезидентам. В состав нерезидентов он включает в том числе и российских граждан, которые через офшоры управляют своими компаниями. При необходимости власти США, Великобритании и некоторых других западных стран, контролирующие офшорные юрисдикции, могут провести арест активов офшорных компаний, а через них попытаться арестовать и активы подконтрольных российских предприятий. Но, скорее всего, они будут действовать (и действуют) более тонко. А именно с помощью нажима на российского владельца офшорной компании, добиваясь от него принятия нужных решений по российскому предприятию (решений, которые, очевидно, будут идти вразрез с интересами Российской Федерации). Можно предположить, что в добывающей промышленности доля нерезидентов во владении активами сегодня никак не меньше среднего показателя по всей промышленности, т. е. 50%.

И с правовой точки зрения вроде бы все нормально. Ведь в Конституции России статья 9 гласит: "Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности". А ее дополняет и конкретизирует статья 36, которая гласит, что "владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно". Напомню, что в последней советской конституции (1977 года) статья 11 предусматривала: "В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса". По факту большая часть природных ресурсов, включая недра была приватизирована (недаром в статье 9 на первом месте оказалась не государственная, а частная форма собственности). Мало того что они были захвачены частным капиталом. Значительная часть их была захвачена капиталом иностранным или капиталом формально российским, но находящимся в разных офшорных юрисдикциях».

«Сторонники присутствия иностранного капитала в добывающей промышленности, — продолжил автор статьи, — пытаются нас убедить в том, что это выгодно России. Мол, привносятся новые технологии. Открываются выходы на мировые рынки. Пополняется российская казна налогами. Обеспечиваются рабочие места.

Отмечу, что особо новых технологий привнесено не было. А если нам и требуются новые технологии в добыче полезных ископаемых, то зачем их получать такой дорогой ценой? Их ведь можно купить на мировом рынке или в крайнем случае приобрести лицензию на их использование. Именно такой политики придерживался Советский Союз на протяжении большей части своей истории».

Экономист отметил, что относительно пополнения российской казны налогами и обеспечением рабочих мест напрашивается вопрос: «А почему отечественные предприятия не могут с этим справиться? Да, иностранные добытчики российских полезных ископаемых платят налоги в нашу казну. Но при этом сопоставимые суммы денег они выводят из страны. Это называется в статистике платежного баланса "инвестиционные доходы к выплате". Вот суммы таких доходов, выведенных из страны, согласно данным Банка России, за последние годы (млрд. долл.): 2015 г. – 66,3; 2016 г. – 70,5; 2017 г. – 82,2; 2018 г. – 85,8; 2019 г. – 99,7; 2020 г. – 75,1; 2021 г. – 120,6. Итого за семилетний период набегает 600,2 млрд. долл. Ни Росстат, ни Банк России, никакое другое ведомство не дают полной информации о суммах выведенных инвестиционных доходов, которые приходятся на сектор добывающей промышленности. Но согласно ряду экспертных оценок, никак не меньше половины. Итак, мы получаем консервативную оценку выведенных за семь лет иностранцами инвестиционных доходов, равную 300 млрд. долларов. А ведь если эту сумму перевести в рубли, то получается аккурат годовой федеральный бюджет Российской Федерации. Не слишком ли высокая цена за то, что иностранные инвесторы, добывающие нашу нефть, природный газ, золото, платину, железную руду платят налоги в российскую казну?».

«Наконец, нам говорят, что иностранные инвесторы выводят наши ресурсы на мировые рынки. Без таких опытных навигаторов мы, мол, не смогли бы нарастить экспорт черного золота, природного газа и много чего другого. Но возникает вопрос: зачем нам наращивать этот экспорт? На протяжении трех десятилетий существования Российской Федерации у нее было хроническое превышение экспорта над импортом. В экономике нормального государства первичен импорт, с помощью которого удовлетворяются потребности производства в сырье и инвестиционных товарах (машины и оборудование) и потребности населения в жизненно важных товарах. А экспорт является лишь средством добывания валюты для оплаты импорта. Всё превышение экспорта над импортом в конечном счете материализуется в виде наращивания валютных резервов Центробанка России и валютных средств российских экспортеров, оседающих в зарубежных банках», — разъяснил автор статьи.

Фактически В.Ю.Катасонов дал краткое описание механизма непрерывного и очень масштабного ограбления России путем допуска иностранных инвесторов к природным ресурсам нашей страны. «А Западу, — продолжил он, — в таком ограблении оказывают неоценимую помощь российские олигархи, которые в 90-е годы получили свои куски российских недр и зачастую управляют добычей природных ресурсов издалека, из офшорных юрисдикций. Де-факто для России они такие же нерезиденты, как и действующие в нашей стране нефтяные компании British Petroleum (ВР), Royal Dutch Shell, Exxon или золотодобывающие компании Kinross Gold Corp, Highland Gold, Auriant Mining AB. Юридическим основанием этого механизма является уже упомянутая статья 9 Конституции Российской Федерации. Чуть ли не с момента принятия Основного закона РФ (в 1993 году) радеющие за интересы России политики стали добиваться пересмотра данной статьи, замены её на формулировку: природные ресурсы (включая недра) принадлежат народу и находятся в исключительной собственности государства. В ходе последней кампании внесения поправок в Конституцию вопрос о необходимости изменения статьи 9 стоял очень остро. Однако частный (в том числе иностранный) капитал сумел сохранить её в неприкосновенности».

«Санкционная война коллективного Запада против России нарушила привычное функционирование сложившегося механизма эксплуатации российских недр нерезидентами. Прежде всего, крупнейшим западным нефтяным гигантам в конце февраля было велено уходить из России. Привыкшие к гигантским прибылям в нашей стране транснациональные корпорации столкнулись с непривычной для себя ситуацией, когда стали нести убытки. Так, потери Shell уже оценили более чем в 4 млрд. долл., в случае с BP счет пошел на десятки миллиардов.

Вроде бы и со стороны властей России обозначились некоторые подвижки. Так, в Государственной Думе 21 июня закончились третьи слушания по поправкам к закону РФ "О недрах". Это самые масштабные поправки за последние 20 лет. И они были одобрены. Ожидается, что в ближайшее время документ будет подписан президентом, и закон вступит в силу. Многие наблюдатели обратили внимание на поправку, касающуюся иностранных инвесторов-недропользователей. Закон требует переоформить имеющиеся у них лицензии на российские юрлица. Министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов так прокомментировал поправку: "Из состава лиц, которые могут получить в России лицензию на пользование недрами, нерезиденты исключаются. Всё очень просто: хочешь работать с российскими недрами? Зарегистрируй российскую компанию". Некоторые уже поспешили назвать это чуть ли не национализацией российских недр. Конечно, мера позитивная. Но назвать ее радикальной нельзя. Раньше действительно были совершенно одиозные случаи, когда лицензии на недропользование получали компании, зарегистрированные в Великобритании, США и других заморских юрисдикциях. Контролировать таких недропользователей было сложно и даже невозможно. Теперь в России недропользователями будут лишь российские юридические лица. Но в том числе и с участием иностранного капитала. Механизм ограбления России не отменяется, а становится более закамуфлированным и адаптированным к условиям санкционных войн», — подчеркнул профессор.

В заключение В.Ю.Катасонов отметил, что «17 июня на Петербургском экономическом форуме президент В. Путин в своем выступлении произнес правильные слова насчет суверенитета России: "Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным, все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга. Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость". К тому, что сказал В. Путин, можно добавить, что важнейшим элементом суверенитета является суверенитет в сфере природопользования и недропользования. Российская и мировая история последнего столетия показывает, что он может быть достигнут только путем национализации природных ресурсов, в том числе недр».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх